Музей Ганина Яма

Аншлаг Ганина яма

   Музей монастыря Святых Царственных Страстотерпцев «Ганина Яма».

      Монастырь Святых Царственных Страстотерпцев «Ганина Яма» начинает свою историю 23 сентября 2000 года. Поначалу здесь планировалось построить небольшую церковь и галерею с фотографиями из семейного альбома последнего Русского царя из династии РОМАНОВЫХ Николая II и его окружения. Однако рост популярности паломников вдохновил основателей обители расширить территорию и на данный момент монастырь состоит из семи храмов по числу убиенных(Царь Николай II, супруга Мария Федоровна, цесаревич Алексей, дочери Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия) и восьмого — подземного, а также вспомогательные постройки, трапезные, кельи для братии, подсобное хозяйство. Получился небольшой городок. Построен монастырь на месте захоронения  останков растрелянной царской семьи и их спутников (слуг, камердинеров, докторов, поваров)которые по собственному желанию последовали за монаршей семьей и разделили участь Романовых — заброшенный рудник «Ганина Яма».

Дизайн и внутреннее оснащение разрабатывали Панарины Наталья Андреевна и Ольга.

Ольга и Наталья Андреевна
Ольга и Наталья Андреевна

Отдельно нужно выделить экспозицию комнаты, где непосредственно случилось злодеяние над царской семьёй с её верными слугами.  

 Га́нина Я́ма — общепринятое название заброшенного Исетского рудника, расположенного вблизи урочища «Четыре Брата» в 2,5 км к северу от посёлка Шувакиш и в 4 км на юго-восток от деревни Коптяки (возле города Екатеринбурга) Свердловской области России. 

История происхождения названия

В середине XIX века этот участок земли купил подрядчик по имени Гавриил в надежде отыскать здесь золото. Жители деревни Коптяки называли владельца рудника Ганей. Отсюда и пошло название самой большой разработки рудника — Ганиной Ямы. В конце XIX века на этом руднике добывали железную руду и жгли уголь для домны Верх-Исетского завода. В начале XX века рудник был заброшен, шахты завалились и поросли молодым лесом. Сама Ганина Яма представляла собой небольшой карьер размером 200×300 метров, заполненный дождевой водой, вокруг неё находилось более 30 старых шахт, шурфов и котлованов, в которых прежде добывали руду.

17 января 1919 году для надзора за расследованием дела об убийстве царской семьи Верховный правитель России адмирал А. В. Колчак назначил главнокомандующего Западным фронтом генерал-лейтенанта М. К. Дитерихса.

Приказом от 6 февраля 1919 года расследование было возложено на следователя по особо важным делам Омского окружного суда Н. А. Соколова. 7 февраля Соколову в Омск были переданы от Дитерихса подлинное производство и вещественные доказательства по делу.

В тексте доклада следователя Н. А. Соколова вдовствующей Императрице Марии Феодоровне, в сжатом виде так говорится о том, как происходило сокрытие улик цареубийцами:«Когда злодеяние было совершено, трупы Августейшей Семьи и всех других были тут же положены в грузовой автомобиль, на котором Янкель Юровский вместе с некоторыми другими известными лицами увез Их за город Екатеринбург, в глухой рудник, расположенный в лесной даче, принадлежавшей некогда графине Надежде Алексеевне Стенбок-Фермор, а ныне находящиеся во владении общества Верх-Исетских акционерных заводов.                                                                                   Одновременно с доставлением к руднику трупов вся местность эта была оцеплена заградительными кордонами красноармейцев, и в течение трех дней и трех ночей не позволялось ни проезжать, ни проходить по этой местности. В эти же дни, 4-6 июля, к руднику было доставлено, самое меньшее, 30 ведер бензина и 11 пудов серной кислоты. Местность, куда были доставлены трупы Августейшей Семьи, совершенно определенно и точно установлена на предварительном следствии. Она вся подверглась самому тщательному, при участии особо доверенных лиц из воинских чинов, осмотру и розыскам.                                                                                    Принимая во внимание данные осмотра этой местности и совокупность обнаруженных здесь нахождений, следственная власть не питает никаких сомнений и совершенно убеждена в том, что трупы Августейших Особ и всех остальных, погибших вместе с Ними, около одной из шахт сначала расчленяли на части, а затем сжигали на кострах при помощи бензина. Трудно поддававшиеся действию огня части разрушались при помощи серной кислоты. На месте уничтожения трупов найдено много предметов, позволяющих без всякого сомнения признать этот факт. В кострищах, около них и в самой шахте обнаружены следующие предметы: а) драгоценности и части драгоценностей: одна из жемчужных серег (с бриллиантом наверху) Государыни Императрицы; раздавленные и подвергшиеся действию огня части жемчужины от другой серьги; изумрудный крест Государыни Императрицы, осыпанный бриллиантами; большой бриллиант прекрасных свойств и большой стоимости, входивший в состав другого большого украшения Государыни Императрицы; малые круглые жемчужины от ниток жемчуга; осколки рубинов, аметиста и сапфира, причём последние весьма напоминают формой и цветом камень в перстне Государя; б) части одежды, обуви и принадлежности одежды и обуви: кусочки шинели, весьма напоминающие своим цветом и добротностью шинель Алексея Николаевича; много кусков обгорелой обуви, причём в этих кусках обнаружено много винтиков, признающихся экспертами за принадлежность дорогой обуви благодаря их качеству; пуговицы, петли, кнопки, крючки, причём некоторые из пуговиц индивидуальны: принадлежат к верхнему костюму Государыни Императрицы; кнопки — прекрасной французской работы; крючки и петли — типичные предметы, ставившиеся на их костюмы портным Бризак; металлические части уничтоженных огнем корсетов: передние планшетки числом шесть; кости, пряжки и крючки от подвязок, шелк от корсетов; причём следствием установлено, что Государыня Императрица, носившая обыкновенно корсет, требовала этого неукоснительно и от Княжон, считая отсутствие его распущенностью; носила корсет и девушка Демидова; пряжки от корсетов (от подвязок) типичны по своим свойствам, они хорошей работы; пряжка от пояса Государя Императора; пряжка от пояса Алексея Николаевича, весьма индивидуальная; три пряжки от туфель, из коих одна — от туфель Государыни Императрицы, а две парные — от туфель одной из Великих Княжон; в) предметы и части их, принадлежавшие Августейшей Семье: портретная рамочка, дорожная, складная, в которой хранился у Государя Императора портрет Государыни; три образочка: Спасителя, Николая Чудотворца и Святых Мучеников Гурия, Авива и Самона, причём самые лики почти уничтожены кощунственными действиями, а на одном из образков сохранилась и подушечка с колечком для ношения его на груди; серебряная рамочка от образочка работы петроградского мастера; остатки рамочки другого образка; Уланский юбилейный значок Её Величества; маленький флакончик с английскими солями; типичный флакон зелёного стекла с Царской короной в разбитом на части виде; множество стекол от других флакончиков с солями, от рамочек и украшений, имевших стекла; прекрасно сохранившийся, несмотря на большой период времени, благодаря низкой температуре в шахте труп собачки Анастасии Николаевны Джеми, любимой собачки Государыни, подаренной Анастасии Николаевне в 1915—1916 годах одним из офицеров; эта собачка — очень маленькая, ниппонской породы; её Анастасия Николаевна обычно носила на руках.                                                                                   Кроме того, в кострищах и около них найдены: револьверные пули системы „наган“, оболочки от пуль и множество расплавленного в огне свинца. Наконец, найден человеческий палец и два кусочка человеческой кожи. Научная экспертиза признала, что палец этот отрезан от руки и принадлежит женщине средних лет, имевшей тонкие, длинные, красивые пальцы, знакомые с маникюром. Перед самым оставлением г. Екатеринбурга в сем году, прервавшим, к сожалению, дальнейшие розыски, найдено много рубленых и, возможно, пиленых костей, природу коих надлежит определить в ближайшем будущем в условиях существующей возможности. Все кости подверглись разрушительному действию огня, но, возможно, и кислот. Нахождение на руднике драгоценностей, частей их и пуль представляется следственной власти ясным».                                                                                                                                                                                         По приказу Дитерихса Соколов эвакуировался из Екатеринбурга 11 июля 1919 года и вывез все акты подлинных следственных производств вместе с вещественными доказательствами. Затем принимал участие в вывозе материалов в марте 1920 года из Харбина в Западную Европу и обеспечении их сохранности.

Именно благодаря кропотливой работе Н. А. Соколова стали впервые известны подробности расстрела и захоронения царской семьи. Он их подробно изложил в своей книге «Убийство Царской Семьи».